?

Log in

No account? Create an account

Previous 10

May. 20th, 2013

Не своими глазами

Наверное, у кого то это же бывает. Когда ты смотришь на людей и события через своего ребенка. Его глазами, его комментариями. Когда неожиданно видишь что-то хорошее или плохое, чего не ожидал(а), а потом: "и правда что...". То ли манипуляция, то ли неосознанная оценка происходящего, крушат постулаты жизнеосозания. Так как было, а значит "должно быть". Когда хочется сначала чтоб он и не говорил это вовсе. Но это ж ребенок, как его переубедить не говорить то, что "некрасиво говорить": дядя толстый, они кричат, они меня не любят, он нехороший...." Ладно если это в лифте незнакомый человек, но когда речь заходит о близких....

Oct. 11th, 2011

(no subject)

Правда, странно? -
ты кричишь, а никто не слышит...
Сначала не замечаешь,
Прислушиваешься,
Проверяешь....
Нет! Так и есть!
Точно никто не слышит!

Как же это возможно?

Jul. 24th, 2010

(no subject)


Русские, а точнее по-русски говорящие люди  в Дубае, совсем не такие как точно такие же, но в России. Наверное их гложет тоска по Родине и вконец изъеденные этой тоской, люди делятся на несколько категорий.  Мужчины делятся на пьёт много, и у него всесгда есть что выпить; и пьёт,  значит на работе у него дела хреново и он пока не может пить много. Определяющее слово в этой категории – пока.

С по-русски говорящими женщинами всё гораздо сложнее. Они делятся на незамужем и хочу, незамужем и кого бы побогаче, замужем, замужем за арабом и типа замужем за арабом.

И мужчины, и женщины от независящих от них обстоятельств вдали от Родины становятся либо а)недоверчивыми компанейскими злыднями, б)хотелось бы довериться да некому  одинокими злыднями, в)топ-злыднями, вокруг которых одни идиоты и неудачники и которые даже по-русски больше говорить не хотят, г) попавшими в тюрьму. Мигрирование из одной группы в другую довольно распространено.

Ещё одна удивительная вещь в Дубаевске – секс. Им все тут занимаются так часто и по многу,как в последний раз,  что воздух уже напрочь пропах спермой.  Сначала, потому что нельзя, а потом, когда уже можно и у тебя есть постоянный и законный  секс-источник, то всё равно много, в силу привычки.


Aug. 22nd, 2009

сила эндорфинов


28.07.08 понедельник

Я уже больше не могла и хотела побыстрее  родить, практически даже сегодня и мы поехали  в  больницу. Оказалось, таких же тяжело беременных стояло и сидело целая очередь, пришлось тоже встать, так как беременные беременных не пропускают. Кого-то брали,  а кого – отправляли обратно к нормальным людям. Меня взяли, ведь  у меня была волшебная деньга  роспись заведующего. Роспись была красивая, поэтому меня поселили в отдельную от всех беременных историй палату. Лежу,  думаю, ну, завтра. 
             29.07.08, вторник

Пошла на УЗИ, там был симпатичный и очень злой доктор, обиженный на Россию, похоже она его не ценит. Стал кричать на меня, зачем я сюда (в Россию) приехала рожать,  я что, дура? Обмазал меня гелем и потом не дал салфетку, говорит, это – Россия,  у нас ничего нет, дура! Мало того,  что  я вешу 78 кг,  и  этот агрессор хренов ещё орёт на меня. Я рыдала – порыдала, потом успокоилась, думаю – ну, завтра! 

30.07.08, среда

Завтра не наступает!!! Накаляюсь! 
       
31.07.08, четверг

Видимо, ради разнообразия, заболел левый бок. Кажется, Марко лёг на правую сторону, вытянул руки-ноги и стал меня изнутри царапать. Я терпела, терпела, пожаловалась. Поставили больной укол: на попе шишка, бок  не болит.

 1.08.08, пятница

К полному букету поднялась температура. Думаю, иммунная система сдалась: «что, мне больше всех надо? Вон, психика на ладан дышит,  а я за всех отдувайся?»

Провела переговоры с доктором от лица иммунной системы, клятвенно пообещала, что вернусь здоровая, как и была. Отпустили на побывку! 

2.08.08, 3.08.08, суббота, воскресенье

Честно пыталась и пособничала: пила чай,  а потом и  просто  вливала его  с лимоном-мёдом-малиной, прогревалась, пропотевала Димины футболки, убеждала Марко решиться уже…

Обещание сдержала -  в больницу вернулась без температуры, она сразу же поднялась в её стенах. Вкололи нам один укол на двоих  с Марко, и мы с ним всю ночь потели. Психике стало стыдно,  и она перестала кочевряжиться и настроилась на родильный лад. 

4.08.08, понедельник

Мой родильный вид побудил  в докторе что-то,  и он  с порога предложил мне рожать стимулировать мою матку, мол, будем брать её штурмом. Ответа он не услышал,  а увидел меня уже  в кресле. Забросили в меня какие-то  3 штучки, похожие на микрочипы с усиками и сказали чувствовать ощущения. Марко тоже стал что-то там чувствовать и шевелился мало   в этот день, только  икал  2 раза.  

5.08.08, вторник

Утром повели убирать эти палочки-микрочипы, долго их искали.  Я думала,  ага, они всё так подстроили, чтоб оставить во мне подслушивающее устройство! Гады! Наверное, на моём лице было написано, что  я без боя не сдамся,  и всё отыскалось.

Пожаловалась на Марко: после 9 месяцев игры в теннис во  мне – после  вчерашнего он стал очень-очень тихий. Слушали сердечко  2 раза, всё нормально. После часа дня что-то  со  мной началось. Что-то   с низом живота, что-то  очень  больное. Через еще один час до меня дошло, что  это  что-то наплывает на меня  с периодичностью. Засекла,  даже стала записывать,  через  каждые 3-4-5 минут. И держит по минуте  так, что пальцы сводит  и не распрямиться. Как-то непривычно-неожиданно больно. Примерно в половине шестого вечера пришли мои, принесли себя и воды. Я говорю: « По-моему, мне больно и я рожаю». Смотрят – не верят,  я и  сама не верю, слишком долго ждала.

Пошла к доктору, говорит, похоже на схватки, только вот шейка  пока закрыта, нужно время.  И отправили меня засекать периоды.

Неужели рожаю?! Так, надо поспать, набраться сил, это везде написано! Какой! Только засыпаю,  а тут ка-а-ак прихватит за низ живота, как баба говорила: « ни вздохнуть, ни пардон, пёрнуть» ( Ха!  Рано вспомнила). В итоге я не поспала и осталась  в конфузном состоянии души и тела.

 

6.08.08, СРЕДА

Пошла сдаваться доктору, он меня проверил – 2 сантиметра или 0,79 дюйма или 0,0656 фута!!! Это было возмутительно даже слышать! Около 20 часов тянущей наплывающей боли 2 сантиметра!? Да что это за матка такая  и что это за шейка у неё такая?  Доктор Вениаминович отправил меня из кабинета. Целый час я не знала, что вообще происходит и что будет происходить,  а если и  будет происходить,  то где, КОГДА и  уже сомневалась, зачем. Всё это подвергло и ввергло меня  в состояние не стояния.   Я  вставала, ложилась, садилась, собирала вещи, разбирала вещи, заплела косичку, расплела косичку, включила телевизор, ничего не поняла, выключила телевизор, почистила зубы, походила по комнате  в разных направлениях, отправила П. будоражащую и ничего не значащую обо всём выше сказанном  эсэмэску, что something is going on, but not sure what. И этот час был очень долгий!

Где-то между эсэмэской  и хождением по комнате, пришла медсестра и попросила подойти к доктору. Возможно, он закончил думать, вспомнил обо мне или допил чай. Когда  я пришла, их там было уже двое: привыкший (ко всему) Сергей Вениаминович и приехавший откуда-то Александр Михайлович. Залезла  я на уже такое ставшее знакомым кресло ( может, хотя бы  4 см?) – вердикт тот же, 2 см. «Ну,  что Вера, не спала ночью? Рожать хочешь?» - поинтересовались светила отечественной медицины. Я стала тараторить мол, да,да,да-да-да,   а то  вдруг передумают. Неожиданно Вениаминович, как добрая фея, взмахнул какой-то (волшебной) палочкой  и (вонзил) втыкнул  в меня и из меня обильно стала литься жидкость, как оказалось околоплодная. Это был такой хитрый замысел, чтобы раскрылась эта вредная шейка. Нужно 10 см. Времени было около 8 утра.

Началась суматоха, надо было собрать вещи, взять  с собой самые необходимые ( а какие самые необходимые????), выкинуть старое постельное,  да побыстрее, побыстрее! Ага, ещё же позвонить надо, сообщить,  и что  всё-таки брать  с собой, рожать???  А как это? Состояние растерянности сбивало: «вот –оно! Скоро! Скоро!» Мои необходимые вещи для родов прошманали и  разрешили взять воду, яблоко, зубную щётку без пасты и мыло. Телефон. И вперёд – на роды! 

Через всевозможные лифты  и коридоры, щеколды, звонки и пароли (следы путали), мы  с моей провожатой наконец-то оказались в родовом блоке. Но чтобы туда попасть, надо было раздеться  и испытать радость клизмы. Ну что же, зато это сокращало мой путь ожидания. Марко, мы скоро увидимся!

Заходим – мда-а-а-а, такие вопли  я слышала только в кино  про  евреев, которых пытали немцы,   в смысле фашисты: «Мамочка, мама!!!! Кто-нибудь!!!! Помогите!» Подумала: «значит, это правда, про адские боли  и нестерпимую боль», но особо сильно  я не напрягалась, ибо сразу настроилась, что между отходом вод  и появление ребёнка по  самому жёсткому максимуму не более 12- 14 часов,  так что  всё «ЭТО» будет  продолжаться часов до  8 вечера. Решила просто отсчитывать часы: тик-так, тик-так.

Всего 11 родовых палат,  в двух – по две роженицы, остальные – по одиночке воют. Меня отвели под белы рученьки  в одиночную под номером 5. Сидеть нельзя, только лежать и ходить. Я обошла (свои владения )палату, посмотрела в окошко, наполовину закрашенное белой краской, оказалось, что мы на втором этаже и идёт маленький дождь. По-моему, даже светило солнце, конечно, может  и нет, но сейчас кажется, что да. Времени – около 11 утра – ура! Пришла медсестра, уложила меня и стали слушать Марко сердечко. Схватки терпимые,  а может, они мне сейчас кажутся терпимыми? А может, я  к ним привыкла? Или готовилась  к чему-то бОльшему? Но даже тогда  я пожалела, что пришла без книги. Лежала на боку, слушала Марко  и думала, какая книга подошла бы  в данной ситуации?

Через час пришел акушер и проверил шейку – на сколько раскрылась? Моя ни хрена не раскрылась,  а оставалась  в том же застылом двухсантиметровом положении.  Акушер был страшного типа – большой, как Валуев и с причёской, как у Будулая. Увидев мой проколотый пупок, стал меня стыдить  и отсчитывать. Мол, рожаю, а туда же, видите ли, пупки прокалывать. Говорю: «Я не такая, я давно уже».   На что он мне строгим голосом ответил:  « Вот-вот, давно уже, а туда же!» Потом его смена закончилась, и он ушёл не попрощавшись, и я так и не узнала,  что он имел в виду? Ещё через пару часов пришёл другой, тоже большой, как Валуев  с огромными руками (детей тягать),   с причёской как  у Гоши Куценко, но  с черепом  как у Шаинского. Он пришёл из дома, поэтому улыбался, проверил шейку, и улыбка сошла  с его лица – смена переставала быть лёгкой  и радостной. 2 см! Тут же пришёл родненький Александр Михайлович и стали они оба на меня смотреть задумчиво, вернее,  в меня. Под их пристальными молчаливыми взглядами я стала ощущать боль схваток и неожиданно для себя застонала громко и протяжно как зверь в зоопарке весной на улице Луначарского.

А.М.: « Больно?»

Я: « Ой, больно-о-о-о-о-о, не могу-не могу! У-у-у-у-у!»

Они ушли, будто разочаровались во мне,  я перестала стонать и проверила время  -  2 часа дня! Уже? Всего? Книгу бы, книгу! Я ходила по палате, смотрела  в окно, слушала стоны. Все находились на разных этапах, поэтому стоны были разных частот  и громкости. Распрямляться я уже не могла, становилось всё больнее и больнее.  Вернулись «Куценко» и Якушев – опять те же 2 сантиметра!

К этому моменту после бессонной ночи  я уже ну очень устала ждать Марко, мне так сильно его хотелось увидеть, до слёз и мне было нетерпимо скучно лежать на металлической кушетке в этой холодной родовой, что я  забыла про свои принципы и с надеждой спросила: « Может, кесарево, а?» «Нет, сама родишь, ты сможешь», ласково отрезал А.М..   Тогда  я сделала глаза как  у собаки и стала опять стонать, охать  и закричала через холодные докторские головы медсёстрам, чтоб принесли мне пелёнок чистых побольше,  а то старые уже все  в крови, которая, кстати, хлестала из моего измождённого организма. 

Может, мои  большие печальные глаза,  а возможно и заранее заключённый договор подтолкнул А.М. к мысли облегчить мои страдания и ввести в меня анестезию, а там, сказал, будем посмотреть.

Уже около 4 часов пришли ко мне две очаровательные анестезиологини  и принялись дырявить мне спину. Сначала они просто сказали выгнуть мне спину и игриво добавили: «Как кошечка». Но так как часть нервных окончаний от схваток и усталости  у меня уже атрофировалась, я долго не могла правильно изогнуться. Да ещё врач нервенным голосом причитала: «Ой, не шевелись, вот, вот, пожалуйста, не шевелись,  а то  промахнусь!» В общем, пройдясь толстой иглой  по всему позвоночнику снизу доверху,  она с трудом сумела ввести катетер в районе лопаток. Это было пятое отверстие,  а  в неудавшихся четырёх, можно сказать, ветер  свистел. Ни страшно, ни больно не было. Было: «Ну, когда уже!?». Я психологически ощущала эту толстенную иглу, слушала Марко сердечко, смотрела на катетеры  в руках и вообще, была вся какая-то проткнутая и разбитая. Жутко хотелось перевернуться, попить, съесть яблоко и почистить зубы. Но  всё же, лежать буквой зю в дырявом состоянии было лучше, чем ожидать становившейся навязчивой боль внизу живота и стонать как несчастный зверь.

 Анестезиологиня ласково поправляла мне иголку в спине  и говорила как трудно им, анестезиологам,  живётся, что никто их труд не ценит материально,  а иголку вставлять очень трудно. Так как книги  у меня не было,  я решила поддержать разговор и предупредила её, что  я и так платно рожаю (и не дам ей денег) и спросила: «Сколько?» Она расцвела, улыбнулась моей сообразительности и сказала нараспев: « Три тысячи», далее сетуя на Якушева, что он совсем  с ними не делиться.  Я киваю, я под анестезией и у меня ничего не болит, я ощущала Марко, слышала дождик. Что, 3 тысячи? Да в такие блаженные минуты я бы даже купила что-нибудь  у представителя Amway или даже пообещала бы, что больше не буду выпивать.

Пришли какие-то медсёстры, медбратья, уборщица, акушер, осмотрели пульс, палату и меня. Забежал Якушев, всмотрелся в меня и победоносно вскрикнул: «Открываешься!!! Ну, родненькая, никакого кесарева! Я ж тебе говорил, сама, сама!» Потом неожиданно все убежали, и стало тихо. Я не слышала ни дождика, ни стоны в соседних родовых, только пульс Марко. Мы скоро увидимся!

Через определённые периоды времени в меня по катетерам вливали анестезию, так что я и про время забыла. Лежала, голая в больничной ночнушке втрое больше меня, обтыканная  и распластанная, подключённая  к монитору и думала, какая  книга подошла бы  в этот момент.  Что-нибудь доброе бы, лёгкое, без затей. Гришковец? Улицкая? Коэльо? Саган? Не то, всё не то. Я перебирала книги, рассказы, пьесы в своей голове и ни одна не была достойна для рождения Марко.  Я всё-таки дотянулась до телефона: времени 7 вечера и  5 пропущенных звонков.

Я устала ждать. Время, похоже, остановилось. Может, Марко говорит по-английски? Стало вслух  и про себя на всякий случай твердить ему: « Common, baby, Marko! Come out! Lets meet each other, my sweet heart! » Подливать эпидуралку  к этому времени мне уже перестали, потому как наконец-то  у меня всё стало стремительно открываться и надо  было «готовиться к родам, голубушка» (что было до этого??) Стал чаще наведываться А.М., что не могло не радовать. И каждый раз, когда он появлялся в дверном проёме,  я с надеждой спрашивала рваным голосом: «Пора? Может, всё-таки пора?»

Низ, всё, что после груди, я уже не чувствовала. Вообще и  в частности. До телефона я уже не дотягивалась,  но  и лежать было не было сил – начались потуги. Я  нагибалась, вставала на четвереньки (и лаяла), нависала над кушеткой и выдыхала певуче: « Мааааркоооо!» и мне было нормально, только долго. Я с надеждой смотрела на родильное кресло, которое похоже на гинекологическое, только страшнее. Но я всё равно туда очень хотела. 

Вообще последние полтора часа перемешались в моей голове,  и последовательность проявляется пятнами, как краски на холсте импрессиониста. Время тянулось и бежало одновременно. Внизу живота у меня была такая тяжесть, как будто бы внутри меня опускается земной шар.

И вот, мне дали команду забираться на родильное кресло, оно оказалось очень большим, могли бы поместиться 2 человека, наверное. Меня окружили 2 девушки, «Куценко», и  Якушев. И все они мне так нравились!  Я улыбалась им всем, слушала, как надо дышать и тужиться, испугалась, вдруг пукну? и заранее извинилась. Я знала, что с этого кресла без Марко не уйду! И мы начали. Казалось,  я тужилась, даже уже когда физически было невозможно тужиться.  И уже на третий подход,  я почувствовала, что целый мир выходит из меня,  я чувствовала все очертания и изгибы!!!!! И  совсем, совсем не больно,  а наоборот легко  и счастливо,  и доктора все такие хорошие! Вот они, эндорфины! А потом  увидела своего сына. В какой то заторможенности подержала Марко, дала грудь и следила,  как его измеряли  и взвешивали, не выпуская из вида ни  на секунду,  а в голове стучало: родила,  я родила.

 

 

 

 



Jun. 11th, 2008

Начинается...

у меня синдром: скоро, совсем скоро все изменится и даже не важно  в лучшую или  в худшую сторону, просто  изменится ВСЁ. Я, все люди на разных  орбитах моего мироощущения, отношения между нами,  степень притяжения и привязанности! А ведь я - ничего себе и  сейчас! Но  не то  что бы я побаивалась и пыталась бы закрепить все свои "трещинки". Нет, я как будто  в предвкушении. Но не нового блюда в новом ресторане,  а как перед новой работой. Интересно, но  СТРАШНО 

May. 30th, 2008

дитя

наверное, все-таки, все по-разному чувствуют. Кто-то вообще ничего не чувствует ( и ничего!)
Больше всего мне нравится , когда он ( человечек)активничает у меня внутри. Пытаюсь угадать, вызываю на разговор, придумываю наш общий язык, а он/она засовывает мне пятки между ребрами - шутник! Начинаю сильно  скучать, если "молчит", жду, жду, возможно что-то делаю, но сама-то, жду!

Jul. 25th, 2007

опять, я сука, себя жалею

Вопросов много,  а ответов нет,
А жизнь идет и  души все калеча
Живу, не зная, что произойдет,
И жизнь моя, как и  свеча, не вечна.

Решения  я строю торопя,
И жизнь я тороплю, порою не подумав,
Вполне возмножно тороплюсь я зря,
И что не стоит жить мне так бездумно.

Устала от вопросов  и советов,
С пустой надеждой продолжаю жить,
Скитаюсь от заката до рассвета,
Пытаясь все судьбу определить.

Из года в год, реальность избегая
Живу в мечтах - найду я в жизни суть.
Но  все мечты, как лодки уплывают,
И годы убегают, словно ртуть. 




Неужели  я на самом деле такая сволочь бесчуственная????? Откуда же  я столько говна в себя вложила??? Где  я только место такое нашла? И самое главное, как столько в меня одну поместилось. И дело даже не в том, что он мне наговорил всяких неожиданных вещей про мою сучность. Его трясет, меня вообще перетрясывает,  а я думаю - какая нелепая постановка! Режиссер - бездарь! Он меня спрашивает, мол как я могла? Я тупо вспоминаю несуществующие слова, ведь кто-то должно быть спланировал эту бездарную сцену. Потом  с ужасом думаю -  а может это я? В этот момент его уже колотит, ведь  я до  сих пор не ответила как  я могла. Тогда все так становится игрушечно, со стороны, нелепо и бессмысленно и  я смеюсь - дико,  не улыбаясь. И думаю:  а может это действительно  я? Бесчуственная сволочь???

Mar. 25th, 2007

(no subject)

В Париже живёт очень много шовинистов - злыдней. Хотя, конечно, есть и  нормальные люди, но они  в основном не французы. Хотелось подойти и  так ненароком: ха-ха-ха,  как мы вас в 1812! Только  природное чуйство скромности и сдерживало.

May. 30th, 2006

still remeber

А то что менее импульсивная становлюсь, дак то годы поди берут, ведь не девочка ужо!!!
Let me tell u a story about ... well, about Hawaii and scuba-diving...
Я там хоть и натерпелась страхов всяческих, чуть не утопла к ядрёной бене, но потом тааак сильно понравилос', что еле как вытащили меня наружу. Там мне просто инструктор попался, ему лень было меня учить, падле, да в группе ещё 6 мужиков, которые все профессионалы. И мне этот инструктор грит, мол, ты, Вера, спускайся вниз на дно, и наслаждайся красотами Тихого океана. И Аргун подначивает: " Бейби, тебе понравится, там так красиво!" Это всё конечно замечатеьно, - отвечаю я им, но бля кто-нибудь мне об'яснит для чего все эти штуковины?????? Ну ничего я им тоже показала где раки зимуют. Спускилис' вниз, а там и правда - ктасотен'!!!!Рыбёхи заморские да черепахи вокруг тебя плавают, обнюхивают тебя, думают что ты тоже рыба какая-то причудливая... Я всей этой красотой засмотреласьи не заметила как нажала кнопку на жилете, заполняющую его воздухом... Представляешь??? Меня как наверх стало поднимат' быстро-быстро, бля, а я не знаю что происходит-то! Он же мне не обьяснил ничего и о существовании некой кнопки я даже и не подозревала! а были мы на глубине 25 метров! И никто не видит как меня вверх уносит!!! И тут моё богатое воображение заработало: думаю, и хуй знает куда меня сейчас поднимет, ведь океан ведь, да и не земля это а остров мален'кий, Гавайи-то..., а вдруг, дальше думаю, меня сейчас вверх поднимает, а потом опють вниз начнёт опускать? а там мы спустилис' на глубину 25 метров, где костюми и давление позволяло, а вдрыг в следующий раз меня как опустит на 50 метров???? Там же весь океан в таких ямах... Ох, и началась у меня паника, начала я брыкать ногами, чтоб меня заметили - я то их вижу внизу, они там , сволочи, цветочки разглядывают! Нет, меня от этого только быстрей уносит вверх. Ну я маску то сорвала, дура! Посреди океана, от страха! Да как стала кричат', мол, хелп, хелп! Я-здесь! НО они ни хрена, естественно, не услышали, а я наглоталась воды да и всплыла.
Написала, аж опять попереживала чуток. Но клянусь, страшно было! Сейчас то конечно, смех!
Ну, а потом их история. Аргун поворачивается - меня - нет. нигде! Прикин'! Он значит инструктору показывает, где вера??? Инструктор поплавал, поплавал, возвращается, руки трясытся - говорит, не знаю!!!
Посмотрели наверх - а меня там уже нет! Миныт 30 искали, пока я на лодке загорала, меня Аргун уже похоронил и думал как найти маму в Сибири. Поседел даже чуть. Такие страшные дела!
Потом они конечно поднялись, увидели меня, да как стали на меня матом, а я на них, потом обнялись, поцеловались страстно и снова пошли вниз, но во вторй раз он мою руку уже не опускал ни на маленькую секундочку....

Jan. 18th, 2006

too late

За всё это время я встретила много старых и новых знакомых. Довольно часто я встречала старых знакомых с новыми чертами характера и лица, настолько новыми и неожиданными, что они автоматически попадали. Попадали прямиком к новым и девственным. Я их узнавала с неизведанной стороны и испытывала разные чувства. А чувств у меня до сих пор много. Только иногда они какие-то неправильные и незапланированные.

Если бы у меня была квартира с мужем в ней, я бы думала что мне повезло с работой.
Мой начальник - ухоженный и даже элегантный типа бандитского типа мололдой человек был рождён в Алапаевске. (Тут я спешу добавить что против провинции ничего сказать не могу - сама "оттудава", но уж больно колоритное название - А л а п а е в с к). В его мире Все люди делятся на "в теме" и "совсем не в теме". Пока я "в теме". Заражает. Начинаю делить.
Пошли в кафешку со знакомым перекусить. Была приятная атмосфера с ненавязчивой музыкой типа (о, Боже! вот оно - началось!) ВИА 80-ых. Мой знакомый умиротворённо говорит: " Как приятно музыка гармонирует с настроением!" А я в унисон в натуре отвечаю: "Да, - мол, они в теме". Вот. Больше чего-то он мне не звонит. Он не в теме.

С него вообще словарь надо писАть. Тут мы, говорит, нежданкой пойдём. Они нас не ждут, а тут опа-на! Нежда-а-а-аночка! И лицо такое делает, как у Нагиева.

Previous 10